Рубрика: Жизнь

Как закрыть все церкви?

Неожиданный этот вопрос и очень нетривиальный ответ я нашел в книге игумена Николая (Парамонова) «Шел к Богу человек». Вот уж не думал, что священнослужители могут столь критично о себе и церкви как общественному институту.

«Моя фамилия Миронович, я буду у вас преподавать Библейскую историю. Желаю, чтобы вы все хорошо учились. Конечно, вам хочется иметь «пять», я не возражаю и готов сразу в начале года поставить эту оценку, если кто-нибудь из вас ответит всего на один мой вопрос.
Весь класс хором спросил:
— Какой?

— Слышу по голосам, что желающих учиться по- настоящему мало, — заметил преподаватель, — но, может, из числа молчащих кто-то ответит? Задаю вопрос, слушайте внимательно. Что нужно сделать властям, государственным мужам, чтобы закрыть все церкви в нашей стране? Вопрос ясен? Кто ответит правильно, тому сразу выставляю отметку «пять» за весь год. Есть желающие?

— Я, я!.. — раздавались голоса с разных рядов.— Я, я!.. — раздавались голоса с разных рядов.

— Ну, вот вы, говорите, — сказал Миронович.

— Я думаю, что тильки войсками разигнаты можно, або милицею, и дилу кинец, и вири — тоже, — быстро ответил семинарист.

— Не думаю, что вере конец. Уйдут все в подполье. Опять же сектантов будет много плодиться, ситуация выйдет из-под контроля властей. Это им невыгодно, я думаю, по этой причине они не разгонят,— заверил отвечавшего преподаватель.

Ответы сыпались со всех сторон, однако нового и оригинального в них было мало.

— А що ж воны предпримуть? — прогудел на весь класс высоченный парень с широким и несколько плосковатым лицом Вася Ижик.

— Им ничего предпринимать вовсе не надо,— утвердительно заговорил Миронович,— за них все должны сделать мы совместно с вами.

— А це ж як? — спросил опять Вася Ижик.

— Надо, чтоб семинария выпускала тупых и глупых попов, слушать которых никто не будет, и народ разойдется, а поп сам повесит на церковь замок. Вот поэтому, разбойники, я вам буду нещадно ставить колы и двойки, чтоб вы все знали о вере, а народ валом валил в церковь. Ясно?

— Ясно, — загудело разочарованно, как в глохнущем каком-то моторе».

СПб, 2011 год.

 

 

Ночник своими руками

Недавно во время уборки случилось страшное происшествие. Я задел ночник из Икеа, подаренный подругой жены несколько лет назад. Он долго валялся без дела — у сына не было своей комнаты — и лишь недавно был приспособлен по прямому назначению, когда все предыдущие ночники сломались. Китайское барахло, что с ним сделаешь. Мне пришлось думать, что делать дальше. Сынишка без света спать не любит. Вариант с покупкой отпал сразу: надоело тратить деньги на всякую ерунду. Решил сделать сам.

ночник

Я не мастер, я только учусь. Подсмотрел в интернете идею ночного светильника из деревянных бельевых прищепок. Решил повторить чужой опыт. В видео автор рассказывал, как все просто: берешь «горячий клей», да быстренько тяп-ляп и готово. Честно скажу: попробовал. Но, как выяснилось, детали прищепок таким клеем не соединить: разваливаются. А каким? Попробовал сначала ПВА. Но ведь надо рамочки сделать, причем штук 20 сразу. Этот клей форму не держит — жидковат.

Взял «Момент», наделал рамочек, оставил сохнуть на сутки. А пока сделал основание. Взял две дощечки, соединил шпунтами и клеем между собой, затем циркулем очертил круг нужного диаметра, электролобзиком выпилил. После было много наждачной бумаги, чтобы поверхность стала гладкой. На следующий день проделал отверстие в основании, склеил башню — тут пригодился ПВА, а для надежности положил на заготовку фрагмент рельса. Он у меня вроде наковальни.

Вставил патрон и задумался: у меня рука через башенку из прищепок не пролезает. Как тогда менять лампочку? Решил сделать башенку съемной. Для этого проделал четыре отверстия в самом нижнем ряду и в основании. Готово, башенка теперь при необходимости снимается. Затем покрыл все это дело лаком, да высохнуть еще день. Готово! Получилось очень красиво, а затраты составили всего рублей 400. На прищепки, клей и провод с патроном.

Да, у «мастеров» из интернета крыши у башенки нет — эту деталь я добавил сам, чтобы свет был более приглушенным.

ночник

Школьные годы… проклятые

На днях меня пригласили на встречу выпускников средней общеобразовательной школы № 32 города Астрахани, которую я имел несчастье окончить ровно четверть века назад, жарким июньским днем 1992 года. Это были худшие годы моей жизни. Беспросветный мрак, непреодолимые мерзости совковой системы образования, трещавшей по швам (прежде всего, ломалось через колено сознание учителей), издевательства и подлости, — вот чем запомнились мне эти «годы чудесные».

Я пришел туда учиться в 1982 году в 3Д класс. Повезло на первых порах: класс был сформирован из новеньких, перебравшихся поближе к школе. Что нужно ребенку в этом возрасте? Друзья. Но едва-едва мне удалось завести себе несколько приятелей, как класс расформировали. Вот так запросто. Уж не знаю, какой дебил это придумал, но он сделал так, и чтоб ему в могиле на колу вертеться вечно. Угодил я в 5А — класс, в котором практически все школьники учились с 1 класса, а начинали обучение еще в старом здании, где нынче художественный колледж, — через дорогу по улице Академика Королева.

Так и вышло, что собрались в этом классе, мягко говоря, малоадекватные дети. К тому времени они уже поделили «сферы влияния», разбились на кучки и группы, в которых выделялись «альфа-самцы» и «альфа-самки». Заводилы, говоря более понятным языком. Меня, тихоню и домоседа, ни в какую «группу», естественно, принимать не стали. Так и пошло-поехало: до 9 класса издевательства либо презрение. Одно сменяло другое у одних, переходило к другим, затем снова… Хорошо хоть бить не пытались: все-таки крупный я рос мальчишка. Да и в состоянии полнейшего отчаяния становился неуправляемым. Пару раз на себе это проверили некоторые выродки.

Избавлением от этих издевательств стало окончание 9 класса. После него в школе, которая к тому времени становилась специализированной (физико-математической, она до сих пор такая), было сформировано всего два 10-х класса: химико-биологический и физико-математический. Многие из тех, кого я искренне ненавидел (если в 9А хватало моральных уродов, то в других 9-х классах их процент просто зашкаливал), решили стать «химико-биологами», потому с ними мне делать рядом было нечего. Так я подался в физику и математику — предметы, которые терпеть не могу доныне.

В 10А собрались разные школьники. Откровенные дебилы частично остались в 10Б, большинство покинуло стены школы. Их дальнейшие судьбы схожи, как под копирку: пьянка — кладбище. Впервые за много лет я подружился с мальчишкой, которого раньше не знал — в 9 классе он учился во вторую смену, я — в первую, да и, учитывая мою забитость и замкнутость, вокруг не видел никого. Так появился друг. Оказывается, такой же изгой, как и я сам. Нашли друг друга два одиночества. Был и еще один приятель. По имени Юра Го*ев. Недолго мы приятельствовали: паренек слишком ударился в гулянки, а несколько лет назад и вовсе дал дуба по пьяной лавочке.

Чем же еще вспомнить мне эту проклятую школу? Хорошего там было так мало, что практически вспомнить нечего. Разве что первая любовь, да и та закончилась печально. Я вздыхал, она не знала, и так не узнала. Представляю, что было бы, если б сунулся: как минимум, оскорбляли бы и ржали, как бешеные кони, в худшем — побили где-нибудь. Были попытки, кстати. Неудачные. Однажды даже родителям пришлось в школу идти, разбираться. Жаль, отец мой был очень гуманный человек. Я бы на его месте с обидчиками сына не в диалоги вступал, а отмудохал жестко.

Удивительное дело. Как написала мне бывшая одноклассница (из категории презиравших, кстати, и из-за моей симпатии к которой однажды в 9 классе чуть не избили), «а ребята все спрашивают: Костя придет? очень хотят тебя увидеть, пообщаться». Надо же! В школьные времена одни ненавидели и издевались, другие презирали, а 25 лет спустя вдруг «очень хотят тебя увидеть, пообщаться». Добренькими стали за столько лет, позабыли все? Я ничего не забыл. И никому ничего не простил.

Вы, издевавшиеся и презиравшие, отравили мне восемь лет жизни. Те самые годы юности, в которые человек просто обязан быть счастлив. Я не был тогда, не стал таким теперь. Во многом благодаря вам. И до последних дней буду помнить все то зло, которое вы мне причинили. Я не хочу и не стану гуманистом в отношении тех, кто был ко мне злым. Я не стану для них добреньким и пушистым лишь потому. что столько лет прошло. Ненавижу!

Разговоры по душам или сериал «Откровения»

Интересный сериал. По крайней мере, первые шесть серий. Дальше становится скучно: однообразие угнетает. Ведь у главного героя — «добровольного помощника» следственных органов — всегда один метод. Он запирается («случайно») с подозреваемым в каком-нибудь помещении, представляясь то женихом, то клоуном, то подсобным рабочим, и заводит душевные разговоры с одной целью — разговорить. Чтобы собеседник выложил все самое сокровенное, и… дальше его сцапают.

Вот и весь прием. Вот и весь сериал. Хотя отмечу классные актерские способности Кирилла Пирогова. Очень талантливый человек. Жаль только, что не слишком часто встречаются мне его работы в кино. Да и сериал «Откровения», честно сказать, я не осилил. По уже указанной причине. Хотя сама концепция довольно интересна: каждая серия держится на диалоге двух человек. Ни больше, ни меньше. Все в пределах одного помещения. Вплоть до лифта.

Одно смущает. Я представил себя на месте тех, кого главный герой пытается «уболтать». Он же почти переговорщик. Скрытый. Так вот. Меня бы точно не смог. С чего бы вдруг я стану душу раскрывать перед совершенно незнакомым человеком?

Лингво-поэтическое наблюдение над таджиками

Неподалеку от моего коттеджа временно обосновалась группа товарищей из солнечного Таджикистана. Они здесь обосновались прочно, у некоторых, насколько мне известно, российские паспорта. Однако говорить на русском языке между собой не спешат. Ничего, лет через двадцать ассимилируются, когда их дети наши школы закончат, продолжат традиции своих предков. Бетон месить, доски носить… Хорошие строители всегда нужны. 

Каляки-баляки

Я который день слышу таджикскую речь. Она неприятна на слух, поскольку ни на один славянский язык, естественно, не похожа. Ни одного знакомого слова (соседи не матерятся — у них строгий начальник, весьма респектабельный и вежливый, ездит на немецкой иномарке, и хотя видно, что из простой семьи, всегда вежлив и улыбается, а еще от него хорошим одеколоном пахнет). Видимо, крепко они зависят от него, поскольку не позволяют себе не только нецензурно выражаться (даже когда работают), но и в целом ведут себя, как цивилизованные люди. Разве что мясо жарят во дворе, положив сковороду на кирпичи. Ну, так у них и кухни-то нет…

Меня удивляет другое : как так долго эти таджики могут болтать?!

На соседнем участке они делали опалубку для забора. Я, пока занимался своими делами, все слышал их разговор. Он длился без остановки несколько часов подряд. Вязкий, тягучий. Сначала один неспешно скажет, потом второй… Слава Богу, хоть радио не слушают. Ни свое (тут, знаете ли, трудно Таджикистан поймать, — шутка), ни тем более наше, потому что русские песни для них… видимо, слух режут. Как мне — их непрекращающаяся болтовня. Сколько могут болтать два мужика, словно две бабы на завалинке!

Потом я подумал: а чего бы им не общаться? Скучно же. Молча много не наработаешь. Я вон, когда что-то делаю, музыку слушаю. Мне поговорить не с кем. А было бы с кем, так, может, и я говорил, говорил… И потом, такая неспешная трепотня, видимо, часть таджикской культуры? Представляю, как возлежат эти двое под тенью раскидистого тополя в чайхане на ковре и, прихлебывая из пиал маленькими глоточками, обсуждают одно, другое, третье-десятое…

Омар Хайям на фарси

Но все же звуки таджикского языка мне неприятны. Непривычны, режут слух. И я подумал: а ведь рубаи Омара Хайяма звучат на фарси практически так же! Сделал открытие, понимаешь… Конечно, персидский язык не таджикский, не одно и то же стопроцентно, однако весьма близки. И потом, не следует забывать, что, как отмечает преподаватель РГГУ, научный сотрудник ШАГИ РАНХиГС, обозреватель портала «Иран сегодня» Максим Алонцев, в XII в. фарси «становится общим литературным языком народов, населявших территории современных Ирана, Афганистана и Средней Азии». Это уже потом возник таджикский язык.

Мы все привыкли, что рубаи Омара Хайяма — это источники глубоких мыслей обо всем на свете. Только забываем, что смысл рубаи заметно меняется от того, насколько талантлив переводчик. На эту тему многие диссертации, полагаю, написаны. Я же о другом: звучании. Как прекрасно слышать вот это:

«Все, что видим мы, — видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей — не видна».

А вы слышали, как звучат рубаи на фарси? Лично мне совершенно не понравилось. Ритмика иная, рифмы для русского языка совершенно невнятные… Хотя, конечно, если традиционную восточную музыку фоном наложить, получается недурно. Только… все равно не то!

Вот видео для сравнения. Прекрасно иллюстрирует то, о чем я написал.

О чем это я все? О том, наверное, что поэзия на языке оригинала может показаться совсем некрасивой.

Мой любимый капитан

Сегодня исполнилось ровно три года, как ушел из жизни мой отец — Гаранин Владимир Константинович. Он был замечательный. Отец. Муж. Капитан. Мужчина. До последнего шутил, а когда невмоготу стало, сказал: «Положение очень серьезное». Но я сегодня не о грустном. О светлом. На таких вот людях, как мой отец, держалось великое государство — СССР. Честных, смелых, сильных, верных.

Мой любимый капитан 001.jpg

Два Владимира. Справа — мой отец, слева — мой дядя. Он очень гордился, что у него такой свояк. Они были большими друзьями.

Мой любимый капитан 002.jpg Мой любимый капитан 003.jpg Мой любимый капитан 004.jpg Мой любимый капитан 005.jpg Мой любимый капитан 006.jpg Мой любимый капитан 007.jpg Мой любимый капитан 008.jpg Мой любимый капитан 009.jpg Мой любимый капитан 010.jpg Мой любимый капитан 011.jpg

Прорыв в космос или фильм «Время первых»

Однозначно: в золотой фонд отечественного кинематографа. Превосходная игра актеров. Честный, правдивый, искренний сюжет. Спецэффекты на высочайшем мировом уровне. Какой там еще «Марсианин»! Какая там «Гравитация»! Да они рядом не валялись, хотя сами по себе, безусловно, сняты очень интересно и талантливо. Только души в тех лентах нет, а во «Времени первых» — есть! Потому как свое, родное, советское.

Собственно, мне и сказать почти больше нечего. Константин Хабенский и Евгений Миронов, Владимир Ильин — актеры гениальные. За такие роли нужно «Оскара» давать. Если, конечно, была бы эта награда стоящей, а не тем политкорректным дерьмом, в которую она сегодня превратилась. Да что там! В советские времена за создание кинолент, которые вдохновляли людей на подвиги, на учебу, на честную жизнь, давали правительственные награды. Полагаю, если в кремле хватит мозгов оценить это кино по достоинству, так и сделают.

Такие фильмы нужно в школе показывать детям. Чтобы видели, как создавалась советская космическая программа. Каким был великий СССР.

Следующая страница →