Рубрика: Астрахань

Главный по мусору

Родная власть любит все держать под неусыпным контролем. Потому не позволяет гражданам расслабляться, заставляя их платить за потребленные услуги исключительно монополистам. Летом этого года — совсем скоро Служба по тарифам Астраханской области согласует им тариф — появится новый монополист. На десять лет. Волгоградская (!) компания в лице ее местного филиала «ЭкоЦентр». Она уже «победила» в конкурсе и стала называться «региональным оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами» (ТКО). 

Горы мусора, вонь, — все это в Астрахани уже год не прекращается. Сразу после того, как бывший монополист — «Эко Сервис» вдруг не поделился взятками с теми, кто позволял ему работать. Этот кто-то очень обиделся и приказал найти другую компанию. Так начался мусорный коллапс в областном центре. Он тянется ни шатко ни валко доныне, но ситуация вроде бы должна улучшиться, поскольку федеральные законодатели еще пару лет назад приняли несколько законов, устанавливающих, кто в каждом субъекте будет отвечать за мусор — региональный оператор.

В Знаменске тариф уже посчитали и утвердили, он там примерно 33 рубля с человека в месяц. У них, поскольку закрытое административно-территориальное образование (ЗАТО), свой регоператор. На остальной территории «ЭкоЦентр». Он жадно потирает ручонки в ожидании тарифа, чтобы потом начать жиреть на астраханцах. При том ни полигона своего не имеет, ни завода по переработке мусора, — ничего! И вполне очевидно: чтобы справиться с объемом мусора, ему придется… брать на субподряд все те компании, которые сегодня работают с ТКО.

Все потому, что власть родная определила: ни у кого — ни частных лиц, ни юридических — не может быть иного договора на вывоз ТКО, кроме как с региональным оператором. Потому все договоры, как только тариф утвердят, будут аннулированы. Я уточнял в компании «ЭкоЦентр», именно так мне там и заявили.

Даже владельцам частных домов — внесли такую поправку в Жилищный Кодекс РФ — четко предписано: заключать договоры только с регоператором. И больше ни с кем! А иначе грозят карами небесными за вывоз мусора куда попало и нарушение экологии.

Ну спасибо, власть родная, за еще одного монополиста. Который будет перекачивать деньги в бюджет Волгоградской области. Итак, новый монополист. Попробует получать с нас, достопочтимые астраханцы, регулярную плату. Посмотрим, как станет справляться. Сомневаюсь, что сможет. Потому как предыдущий монополист уже до кишок достал повышением тарифов, а сам все хапал и хапал.

Комплекс имени Курмангазы: притяжение культур

Лет десять тому назад в селе Алтынжар Астраханской области начали строить объект, имеющий важное культурное, историческое, религиозное, межнациональное и геополитическое значение — региональный культурный центр имени Курмангазы. Сегодня он является пунктом притяжения туристов не только России, но и многих стран мир. Сюда приезжают, чтобы приобщиться к интереснейшей казахской культуре, прежде всего. 

В своем архиве я нашел фотографии, иллюстрирующие строительство комплекса. Прежде они нигде не публиковались.

Курмангазы 001.JPG

Курмангазы 002.JPG (more…)

Проверка властей

Некоторое время назад в Астрахани (так полагаю, что и в некоторых районных центрах) появились билборды «Прямая связь с правительством Астраханской области». Я достаточно проработал во власти, чтобы знать, как это работает. Но мне стало интересно: в самом ли деле мое обращение будет рассмотрено и по нему приняты меры? У меня не шкурный, то бишь единоличный интерес. Он касается нескольких семей. Проблема в пожарной безопасности.

Итак, я оставил на портале http://control.astrobl.ru сообщение: «Незаконно закрыт пожарный проезд».  Содержание следующее: «Добрый день! Прошу Вашего содействия в решении следующей проблемы. Владелец дома, проживающий по адресу: Наримановский район, село Солянка, ул. Сосновая, 36, засыпал строительными отходами пожарный проезд, расположенный между улицами Сосновая и Белозерская. Этим он создает угрозу безопасности жильцов окрестных домов. На их просьбы освободить пожарный проезд владелец дома № 36 по ул. Сосновая отвечает бранью. Прошу принять меры, особенно учитывая пожароопасный период и то обстоятельство, что, согласно части 8 ст. 20.4 Кодекса административных правонарушений РФ, за несанкционированное перекрытие проездов, препятствующих свободному проезду пожарных автомобилей предусмотрен штраф».

Аналогичные обращения направлены мной в интернет-приемную УМВД по Астраханской области и главному пожарному инспектору ГУ МЧС по Астраханской области.

Вот и посмотрю, что из этого получится.

 

Школьные годы… проклятые

На днях меня пригласили на встречу выпускников средней общеобразовательной школы № 32 города Астрахани, которую я имел несчастье окончить ровно четверть века назад, жарким июньским днем 1992 года. Это были худшие годы моей жизни. Беспросветный мрак, непреодолимые мерзости совковой системы образования, трещавшей по швам (прежде всего, ломалось через колено сознание учителей), издевательства и подлости, — вот чем запомнились мне эти «годы чудесные».

Я пришел туда учиться в 1982 году в 3Д класс. Повезло на первых порах: класс был сформирован из новеньких, перебравшихся поближе к школе. Что нужно ребенку в этом возрасте? Друзья. Но едва-едва мне удалось завести себе несколько приятелей, как класс расформировали. Вот так запросто. Уж не знаю, какой дебил это придумал, но он сделал так, и чтоб ему в могиле на колу вертеться вечно. Угодил я в 5А — класс, в котором практически все школьники учились с 1 класса, а начинали обучение еще в старом здании, где нынче художественный колледж, — через дорогу по улице Академика Королева.

Так и вышло, что собрались в этом классе, мягко говоря, малоадекватные дети. К тому времени они уже поделили «сферы влияния», разбились на кучки и группы, в которых выделялись «альфа-самцы» и «альфа-самки». Заводилы, говоря более понятным языком. Меня, тихоню и домоседа, ни в какую «группу», естественно, принимать не стали. Так и пошло-поехало: до 9 класса издевательства либо презрение. Одно сменяло другое у одних, переходило к другим, затем снова… Хорошо хоть бить не пытались: все-таки крупный я рос мальчишка. Да и в состоянии полнейшего отчаяния становился неуправляемым. Пару раз на себе это проверили некоторые выродки.

Избавлением от этих издевательств стало окончание 9 класса. После него в школе, которая к тому времени становилась специализированной (физико-математической, она до сих пор такая), было сформировано всего два 10-х класса: химико-биологический и физико-математический. Многие из тех, кого я искренне ненавидел (если в 9А хватало моральных уродов, то в других 9-х классах их процент просто зашкаливал), решили стать «химико-биологами», потому с ними мне делать рядом было нечего. Так я подался в физику и математику — предметы, которые терпеть не могу доныне.

В 10А собрались разные школьники. Откровенные дебилы частично остались в 10Б, большинство покинуло стены школы. Их дальнейшие судьбы схожи, как под копирку: пьянка — кладбище. Впервые за много лет я подружился с мальчишкой, которого раньше не знал — в 9 классе он учился во вторую смену, я — в первую, да и, учитывая мою забитость и замкнутость, вокруг не видел никого. Так появился друг. Оказывается, такой же изгой, как и я сам. Нашли друг друга два одиночества. Был и еще один приятель. По имени Юра Го*ев. Недолго мы приятельствовали: паренек слишком ударился в гулянки, а несколько лет назад и вовсе дал дуба по пьяной лавочке.

Чем же еще вспомнить мне эту проклятую школу? Хорошего там было так мало, что практически вспомнить нечего. Разве что первая любовь, да и та закончилась печально. Я вздыхал, она не знала, и так не узнала. Представляю, что было бы, если б сунулся: как минимум, оскорбляли бы и ржали, как бешеные кони, в худшем — побили где-нибудь. Были попытки, кстати. Неудачные. Однажды даже родителям пришлось в школу идти, разбираться. Жаль, отец мой был очень гуманный человек. Я бы на его месте с обидчиками сына не в диалоги вступал, а отмудохал жестко.

Удивительное дело. Как написала мне бывшая одноклассница (из категории презиравших, кстати, и из-за моей симпатии к которой однажды в 9 классе чуть не избили), «а ребята все спрашивают: Костя придет? очень хотят тебя увидеть, пообщаться». Надо же! В школьные времена одни ненавидели и издевались, другие презирали, а 25 лет спустя вдруг «очень хотят тебя увидеть, пообщаться». Добренькими стали за столько лет, позабыли все? Я ничего не забыл. И никому ничего не простил.

Вы, издевавшиеся и презиравшие, отравили мне восемь лет жизни. Те самые годы юности, в которые человек просто обязан быть счастлив. Я не был тогда, не стал таким теперь. Во многом благодаря вам. И до последних дней буду помнить все то зло, которое вы мне причинили. Я не хочу и не стану гуманистом в отношении тех, кто был ко мне злым. Я не стану для них добреньким и пушистым лишь потому. что столько лет прошло. Ненавижу!

Лингво-поэтическое наблюдение над таджиками

Неподалеку от моего коттеджа временно обосновалась группа товарищей из солнечного Таджикистана. Они здесь обосновались прочно, у некоторых, насколько мне известно, российские паспорта. Однако говорить на русском языке между собой не спешат. Ничего, лет через двадцать ассимилируются, когда их дети наши школы закончат, продолжат традиции своих предков. Бетон месить, доски носить… Хорошие строители всегда нужны. 

Каляки-баляки

Я который день слышу таджикскую речь. Она неприятна на слух, поскольку ни на один славянский язык, естественно, не похожа. Ни одного знакомого слова (соседи не матерятся — у них строгий начальник, весьма респектабельный и вежливый, ездит на немецкой иномарке, и хотя видно, что из простой семьи, всегда вежлив и улыбается, а еще от него хорошим одеколоном пахнет). Видимо, крепко они зависят от него, поскольку не позволяют себе не только нецензурно выражаться (даже когда работают), но и в целом ведут себя, как цивилизованные люди. Разве что мясо жарят во дворе, положив сковороду на кирпичи. Ну, так у них и кухни-то нет…

Меня удивляет другое : как так долго эти таджики могут болтать?!

На соседнем участке они делали опалубку для забора. Я, пока занимался своими делами, все слышал их разговор. Он длился без остановки несколько часов подряд. Вязкий, тягучий. Сначала один неспешно скажет, потом второй… Слава Богу, хоть радио не слушают. Ни свое (тут, знаете ли, трудно Таджикистан поймать, — шутка), ни тем более наше, потому что русские песни для них… видимо, слух режут. Как мне — их непрекращающаяся болтовня. Сколько могут болтать два мужика, словно две бабы на завалинке!

Потом я подумал: а чего бы им не общаться? Скучно же. Молча много не наработаешь. Я вон, когда что-то делаю, музыку слушаю. Мне поговорить не с кем. А было бы с кем, так, может, и я говорил, говорил… И потом, такая неспешная трепотня, видимо, часть таджикской культуры? Представляю, как возлежат эти двое под тенью раскидистого тополя в чайхане на ковре и, прихлебывая из пиал маленькими глоточками, обсуждают одно, другое, третье-десятое…

Омар Хайям на фарси

Но все же звуки таджикского языка мне неприятны. Непривычны, режут слух. И я подумал: а ведь рубаи Омара Хайяма звучат на фарси практически так же! Сделал открытие, понимаешь… Конечно, персидский язык не таджикский, не одно и то же стопроцентно, однако весьма близки. И потом, не следует забывать, что, как отмечает преподаватель РГГУ, научный сотрудник ШАГИ РАНХиГС, обозреватель портала «Иран сегодня» Максим Алонцев, в XII в. фарси «становится общим литературным языком народов, населявших территории современных Ирана, Афганистана и Средней Азии». Это уже потом возник таджикский язык.

Мы все привыкли, что рубаи Омара Хайяма — это источники глубоких мыслей обо всем на свете. Только забываем, что смысл рубаи заметно меняется от того, насколько талантлив переводчик. На эту тему многие диссертации, полагаю, написаны. Я же о другом: звучании. Как прекрасно слышать вот это:

«Все, что видим мы, — видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей — не видна».

А вы слышали, как звучат рубаи на фарси? Лично мне совершенно не понравилось. Ритмика иная, рифмы для русского языка совершенно невнятные… Хотя, конечно, если традиционную восточную музыку фоном наложить, получается недурно. Только… все равно не то!

Вот видео для сравнения. Прекрасно иллюстрирует то, о чем я написал.

О чем это я все? О том, наверное, что поэзия на языке оригинала может показаться совсем некрасивой.

На природе хорошо

Дышится легче, прежде всего. В городе все не то и не так. Пыль, асфальт, технический и людской шум… Когда ты на природе, ощущаешь себя птицей. Вот расправить бы крылья, да взмыть над всей этой красотой, чтобы объять ее взором…

Мгновенное перевоспитание. Рассказ. Эпилог

С той поры Витька Шестаков больше не шакалил. Да и если бы захотел, не смог. После встречи с салехардовским вахтовиком пришлось ему не один месяц в больнице проваляться. Естественно, никому за это ничего не было: во время следствия признался Витька, что когда выходил из обокраденного дома, оступился, ну вот и…

Воровать же не смог, потому что одна рука срослась нормально, только место перелома ныло в ненастную погоду. Вторая и вовсе не выздоровела: скрючило пальцы. Нерв перебит оказался, мышцы атрофированы, — что-то навроде было написано в эпикризе. Витька в подробности не вдавался. Зато инвалидность получил.

На те гроши, которые полагались ему на пособие по инвалидности, и жил. Ну и рыбачил, конечно. Да еще подвязался за домом одного москвича наблюдать. Благо, соседи все же простили воришку, поговорили с новым «хозяином жизни», пока тот дом строил. Вот, мол, Витька если будет смотреть, все останется в целости и сохранности.

Участковый Николай Лукич через пару лет после того случая в отставку вышел. До сих пор его в трех селах – да что там! По всему району! – вспоминают с уважением. Честный был, таким и остался.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

 

 

← Предыдущая страницаСледующая страница →